yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Speak to Me

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Wen Qing1 & Jiang Cheng2
https://i.imgur.com/OlZx3gb.gif https://i.imgur.com/z5Zoz6c.gif

Speak to Me
• • • • • • • • • •
Непростой разговор, обременённый непростыми обстоятельствами.

+2

2

На линии горизонта только-только забрезжил рассвет. Первые лучи солнца коснулись остывшей за ночь земли, а на зеленой траве серебром рассыпалась утренняя роса. Ещё совсем рано, однако Вэнь Цин уже давно не спала. Припасть головой к подушке, да в объятия сна провалиться за последние несколько ночей ей доводилось нечасто, да и совсем ненадолго, от чего под глазами залегли тени — отражение тяжкой усталости.

Слишком неспокойно.

Гнетущее чувство - ощущение нависшей угрозы не давало никак покоя. Ей бы незваных гостей прогнать, да избавить свою семью от ненужной опасности, но что-то в глубине души упрямо мешало без зазрения совести сделать это.

Жалость.

Но не уничижительная. Скорее совсем наоборот — искренняя, граничащая с состраданием. Сколько бы неприступной и холодной Дева Вэнь не пыталась казаться, а всякий раз при одном только взгляде на заявившихся к ней беглецов, сердце её невольно обливалось кровью. Особенно тяжело было наблюдать за молодым господином Цзяном. Тот демонстрировал такое обилие эмоций, что, казалось, будто они ненароком утопят и окружающих и его самого. Демонстрировал, ко всему прочему, довольно шумно, подвергая опасности быть раскрытыми всех разом. Пришлось успокоить. Насильно. Для его же блага в том числе. К огромному облегчению, для Вэнь Цин это не было проблемой.

Цзян Чэн после проспал несколько дней. Когда пришел в себя реагировал уже не так буйно. Был подавлен. Словно внутри юноши что-то сломалось. Отчасти, впрочем, так и было. И Вэй У Сянь, кажется, даже отыскал решение для этой проблемы. Глупое и неправильное. Да еще и о её помощи теперь просил. А Вэнь Цин как реагировать до сих пор не знает. Всё отказывает упорно, образумить пытается, но уж слишком юноша упрям, куда упрямее неё самой, а это уже о многом говорит.

Тем не менее, соглашаться Вэнь Цин не спешила. Ей ещё не приходилось проводить лечение таким варварским методом. Не приходилось калечить намеренно одного во благо другого. Это и коробило. Это и не позволяло согласиться, насколько бы убедительными не были доводы. Да и рискованно это. Как минимум потому, что подобного никто и никогда не пытался до сих пор проделать. Не находилось попросту во всём мире глупцов, готовых кому-то своё золотое ядро просто так пожертвовать. И тут, на тебе, один всё же сыскался... На её — Вэнь Цин голову.

С мыслями неспокойными Вэнь Цин переступила порог комнаты, отведённой её незваным гостям.
Вэй У Сянь отлучился куда-то. Вероятно, снова запропал в кипах медицинских книг, что сумел в её доме отыскать, а потому в комнате остался всего один человек, и тот на удивление мирно сопел на кровати, очевидно, всё ещё не до конца восстановившись.

Шагая тихо, Вэнь Цин всё же вошла, оставила на столе поднос с чайным сервизом и парой склянок. А после остановилась у приоткрытого окна. В комнате стало довольно холодно, погода совсем испортилась и начался дождь, отчего Дева Вэнь решила, что окно лучше всё же прикрыть. Не хватало ещё, чтобы гости её подцепили банальную простуду, да в путь отправились, кашляя и чихая.

Вот только створка предательски скрипнула и на постели за спиной девушки тут же послышалась шевеление. Сон молодого господина оказался куда более чутким, чем могло бы показаться на первый взгляд. А может, он и не спал вовсе. В его состоянии – абсолютно подавленном, определить наверняка оказалось очень непросто.

Вэнь Цин обернулась медленно, стараясь не шуметь, однако, когда поняла, что спящего всё равно окончательно и бесповоротно разбудила, осторожничать перестала. Вот ещё, будет она долго церемониться в собственном доме.

— Как себя чувствуете? — Решительно, без лишних, ненужных никому приветствий и пожеланий «доброго утра», которое, очевидно же, никакое не доброе, Вэнь Цин перешла сразу к сути, однако после, подумав, всё же вопрос свой решила уточнить.

— Что-нибудь болит? — На сей раз вопрос прозвучал лучше. Конкретнее, во всяком случае. В том, что чувствует молодой господин себя явно не лучшим образом, даже если физически восстановился, сомневаться не приходилось. Вэнь Цин даже представить не могла, что сейчас происходило в его голове. Да и не пыталась толком. Всё равно не выйдет. Ей не выпадала ещё столь страшная доля – с потерей лицом к лицу встретиться. Во всяком случае, в сознательном возрасте. И Дева Вэнь искренне надеялась, что не выпадет впредь.

— Мне нужно осмотреть Ваши раны, — сделав несколько шагов навстречу, девушка уселась на самом краю кровати. Она даже не удосужилась спросить «а можно ли», лишь констатировала то, что ей необходимо это сделать. Впрочем, действовать до того, как молодой господин Цзян согласие не выразит, всё же не решилась, предвосхищая в таком случае, если не очередную истерику, то негативный настрой в свой адрес однозначно.

— На столе остался чай. Ещё тёплый. Если хотите, то для начала могу предложить его. Я добавила корень имбиря, это поможет снять воспаление, и немного уймёт боль, — Вэнь Цин зачем-то говорила слишком много. Во всяком случае, для неё это действительно много. Можно даже сказать, непривычно много. Пыталась снять напряжение? Возможно. Вышло у неё, в любом случае, из рук вон плохо. Но она, в конце концов, лечит тела, а не души. С последними работать, иной раз, куда тяжелее. И Вэнь Цин даже спорить бы не стала, если бы кто-то сказал, что ей это не удаётся, ибо утверждающий это был бы бесконечно прав. Утешала в данной ситуации лишь мимолётная мысль — идеальной во всём быть невозможно. Дева Вэнь и не стремилась. Просто делала то, что умела и как умела.

Отредактировано Wen Qing (2020-02-15 02:28:32)

+3

3

Бессмысленно. Всё бессмысленно. Всё, что происходило вокруг него потеряло смысл, даже жизнь казалась теперь бессмысленной. Кто он без золотого ядра? Простой человек, который умрет при первой попытке отомстить бешеным псам? Ничтожество, неспособная что-либо делать? Во всяком случае, ничтожным Цзян Чэн чувствовал себя сейчас, полеживая на кровати внутри дома, который принадлежал врагам. Сама мысль о том, что он находился среди врагов ему противна, но он не мог ничего с собой поделать. Шисюн притащил его сюда против воли, сам он бы предпочел смерть, чем лежать и впитывать всю жалость к своему нынешнему существованию. Жалость. Да, он был жалким, беспомощным простым человеком, чья жизнь перестала иметь какую-либо ценность. А ведь когда-то всё было иначе.

Внутри, что-то менялось. Что-то рухнуло. Цзян Чэн чувствовал каждой клеточкой своего тела изменения происходящие внутри него. Даже целители ненужны, чтобы понять, что с ним произошло. Он это понял, как только первый раз очнулся. Нос еще неприятно щекотал запах гари, а внутри всё болело. На его глазах только что умерли родители, а он остался жив, несмотря ни на что. Хотя лучше бы умер, чем такая жизнь, когда не знаешь куда пойти и кем теперь быть. Дом разрушен. Его отняли без всякой жалости к тем, кто в нём жил, а после поубивали абсолютно всех. Трупы. Повсюду трупы.  Родной дом больше напоминал кладбище и как же хорошо, что успел убежать, когда всё это увидел.

Цзян Чэн ненавидел себя за слабость. Если бы они вовремя схватились, если бы у них была возможность сражаться вместе с родителями, они бы отстояли Пристань Лотоса. Отстояли бы родной дом. Но теперь он не мог ничего изменить, вместо этого полеживал и притворялся спящим. Иногда. Чтобы остальные отстали от него и дали время всё обдумать.

У него было всё. Место, куда можно вернуться, семья, дом. Родители, черт возьми. Когда он увидел их мертвыми на полу, внутри него всё оборвалось. Он словно оцепенел от творившегося вокруг ужаса. А эти твари еще насмехались над ними, говорили грязные слухи. В этот миг ему хотелось их уничтожить, разорвать проклятых псов на мелкие кусочки, однако тело словно парализовало. А потом он убежал. Далеко убежал. Да так, что все мысли в голове превратились в настоящий хаос, а сам он словно перестал существовать в этот момент. И лучше бы перестал, чем постоянная боль и внутренняя борьба самим с собой.

Находиться среди врагов опасно. С каждой минутой проведенные в И Лин Цзян Чэн ощущал опасность. Как же. Они фактически скрывались на их территории, на территории проклятых псов, которых хотелось раздавить. Даже обычные собаками выглядели неженками, по сравнению с этими тварями, что отняли у него дом. Он больше не мог вступить на Пристань Лотоса, теперь туда путь наказан. Но куда им идти? Да и есть ли во всём смысл? Подобные мысли терзали Дзян Чэна больше всего. А самое обидное было то, что он не мог смотреть на Вэнь Цин, как раньше.

Когда-то он испытывал к ней уважение. Эта девушка заставляла всеми своими действиями восхищаться ею. Цзян Чэн скрывал от всех это чувство и изредка проявлял его к ней самой, только в те минуты, когда они оставались одни. Хотя иногда ему казалось, что Вэй Ин всё равно догадывался, порой его действия очень трудно предсказать или угадать. Что сказать, Дзян Чэн до сих пор не понимал его, да и не понимал, почему он привёл их именно в И Лин. Глупый и опрометчивый поступок. Дева Вэнь и её брат являлись врагами. В любую секунду могут ворваться остальные воины солнца и перебить их всех. Разве был какой-то смысл в поступке Вэй У Сяня? За это Цзян Чэн ненавидел брата. Легкомысленность и необдуманные действия всегда приводили к подобным идиотским ситуациям, как эта. Как и множество любых других, в которых он уже успел по его вине побывать.

Смерть родителей снилась ему кошмарах. И лучше бы это был действительно просто сон, но к сожалению, всё было реальностью. Они умерли, их не вернуть. Он больше не услышит строгий, но в тоже время такой спокойный голос матери. Рядом с нею Цзян Чэн будто бы находился в безопасности, но после её смерти эта безопасность исчезла. Теперь надо полагаться только на себя и верить в свои силы. Верить, что однажды он отомстит убийцам и только благодаря этим мыслям, он ещё находится в этом мире.

Голос Вэнь Цин отвлек его от размышлений. Кажется, целительница сразу догадалась о том, что он давно проснулся. Меньше всего ему сейчас хотелось находиться рядом именно с ней. Цзян Чэн опасался её уголок, но, как ни странно, после них он чувствовал себя намного спокойнее. Видимо всё это время ему не хватало простого человеческого сна, чтобы придти в себя и привести в порядок. Вот только, кому нужен сейчас этот банальный порядок? Все его мысли всё равно крутились возле семьи и захваченного Лотоса, который нужно вернуть любой ценой. Даже ценой своей никчемной жизни, если таковая цена потребуется.

- Не подходи ко мне! - вырвалось из уст Цзян Чэна, когда целительница подошла на край кровати. Она выглядела абсолютно спокойной, несмотря на то, что несколько дней назад он сорвал на ней весь свой голос. А кому, как не ей должна доставаться вся его боль, после всего случившегося? Из всех паршивых псов она находилась практически рядом и была сейчас самой близкой добычей однако Чэн не мог на неё злиться долго. В конце-концов, не её вина во всём случившемся, но злость всё равно брало над ним вверх. - То есть, я хотел сказать, что сейчас не время рассматривать мои раны. Мне на них плевать.

"А вот внутренние раны уже не излечить",- с некой примесью горечи подумалось Цзян Чэну. Что делать с отсутствием Золотого Ядра он так и не  мог решить. Да и как тут решить, если жизнь уже оборвалась?  Цзян Чэн всё больше чувствовал себя ходячим трупом и даже слезы Янь Ли не могли утешить его боль.

Пока они находились в И Лин, было относительно спокойно. За окном слышался шум дождя, значит, дождь оплакивал смерть родителей вместе с ним. Хотя бы дождь помог пролить жалкие слезы, сам Цзян Чэн старался ни одной капли не проронить.

- Мне уже ничего не поможет, - добавил Цзян Чэн после небольшой реплики целительницы. Некоторое время юноша её просто молча разглядывал, стараясь как можно больше запомнить очертания лица Девы Вэнь. Она была красива. Раньше он мог спокойно считать её привлекательной девушкой, но сейчас внутри него что-то резало, растерзало душу и эта красота целительницы начинала пугать, нежели вызывать прежнее восхищение. Как она может помогать всем этим ублюдкам, как она может до сих пор находиться с ними под одной крышей? Как она может помогать им самим? От этих мыслей вновь поехала голова. Хотелось сорваться и в очередной раз накричать на неё, но вспомнив про жуткие колючие иголки, Цзян Чэн вовремя умял свой пыл. - Почему ты всё ещё помогаешь нам? Не проще ли будет уже сдать нас, чтобы не мучились?

Отредактировано Jiang Cheng (2020-02-17 21:26:31)

+3

4

Не проще ли... Начал юноша и Вэнь Цин почувствовала, как внутри что-то закипело. Но не злость, скорее, возмущение, которое она в следующее мгновение с огромным усилием подавила , не желая переходить на бессмысленную ругань.
После дева Вэнь тяжело вздохнула, но не отвернулась и даже взгляда внимательного не отвела.
Проще. А как же иначе? Конечно ей проще выставить их за дверь... Еще проще и вовсе доложить приближенным дяди, да возможно получить какой-никакой плюс к его лояльности, что укрепило бы их с А-Нином позицию в ордене. Однако кто она такая, чтобы вот так просто, без зазрения совести вершить человеческие судьбы ради мизерного шанса быть удостоенной похвалы в ордене, деяния которого больше не кажутся правильными?

- Уже? С чего ты вообще взял, что я собиралась это сделать? - На «ты» Вэнь Цин перешла довольно резко, находясь под особым впечатлением от сказанного молодым господином. Уж слишком сильно ей всё же хотелось разразиться ругательствами, но ограничилась в итоге лишь этим.

- Я не мыслю так недальновидно. Проще мне будет сейчас, а что потом? Я всю жизнь буду жалеть, что сгубила вас собственными руками? - Вэнь Цин напустила на себя вид холодный и отрешенный этими уж чересчур расчетливыми в данной ситуации фразами, но долго не продержалась.

- Я не собираюсь принимать участия в том, что задумал глава Вэнь. Я вообще знать не знаю о его планах. И я не предполагала, что он решит сотворить такое в Гу Су и Юнь Мэн, - голос стал тише. Ей крайне хотелось сказать что-то вроде «мне жаль», но какой в этом смысл? Это не вернет потерянную Пристань Лотоса и её адептов. Не вернёт главу и его супругу. Так, нужно ли хоть кому-то здесь сожаление Вэнь Цин, кроме неё самой, дабы отвести душу и сделать вид, что она хотя бы частично понимает их боль. Очевидно - нет. Слишком эгоистично было бы сейчас говорить о сожалениях только для того, чтобы приглушить глас собственной совести.

Вэнь Цин, впрочем, и не сделала ничего дурного, вот только совесть изнутри жрала её с такой страшной силой, словно всё здравомыслие и мораль от её родственников, к трону в Знойном Дворце ближайших, перекочевали прямиком к ней одной. Но оттого они ничуть от трона не отодвинулись. Уви и ах! Дядя всё также прочно восседал на нём, покуда его сыновья творили невесть что, обращая в хаос всё, чего так или иначе касались. Девушке оставалось лишь слушать об их сомнительных "достижениях", да поражаться снова и снова тому, насколько глубоко прогнил родной орден. Что закономерно, гнить начал с головы.

За  Вэнь Цин, однако, также оставался, как минимум, один грешок. Она не противилась. Пребывала в преступном бездействии. Согласилась даже занять сомнительную должность здесь, в И Лине. Глава надзирательного поста... Даже звучит жутко. Благо, от должности осталось одно лишь название, да возможность руководить мелким подразделением людей клана Вэнь. В остальном же девушка была вольна делать, что вздумается, лишь бы это планам главы не противоречило. К слову, эту единственную и, казалось бы, простую условность она уже нарушила. Но не жалеет ни капли. Сомневается, что логично, но всё ещё не жалеет.

Вообще, рассуждать про себя о том, что правильно, а что нет дева Вэнь могла бы бесконечно долго, но реальность всё же возымела свой вес. В реальности этой, собственно, перед ней всё также находилось усталое лицо Цзян Вань Иня. Всё ещё слишком бледное. Вэнь Цин бы даже отметила - болезненно-бледное. И не о чём хорошем это, разумеется, ей не говорило.

Выпрашивать разрешения как и всегда Вэнь Цин не стала, не привыкла сдерживать себя в каждом жесте, находясь в процессе работы. А медицина в каком-то смысле таковой и являлась. Ладонь потянулась ко лбу, да упрямо с любопытством, впрочем, исключительно профессиональным легла на него, отмечая про себя новость совсем неутешительную - лихорадка явно не отступила до конца, пусть и ослабила хватку, позволяя с переменным успехом, но бодрствовать.

- А вот с чаем я погорячилась. Жар всё ещё держится. Подождём, пока немного остынет, - Вэнь Цин, кажется, старательно игнорировала ту чепуху, что говорил юноша. Во всяком случае, часть с о том, что ему плевать на собственное здоровье она точно пропустила мимо ушей. Даже слышать не хотела. Её ладонь, тем временем, сползла со лба осторожно, да коснулась руки, всё также уверенно, без лишних сомнений. Та, к слову, оказалась достаточно холодной - как свидетельство озноба. Тело слишком ослабло.

Мысленно Вэнь Цин вновь вернулась к сомнительной идее Вэй У Сяня. Возможно, она могла бы, но молодой господин Цзян в таком состоянии, что к операции едва ли готов. Не факт, что ядро вообще приживётся. Она просто угробит его... Нет, их обоих.
И всё же, в одном Вэй У Сянь был бесконечно прав - без ядра существование Цзян Вань Иня не имело абсолютно никакого смысла... Нет, так думала не Вэнь Цин, уж больно жестоко было бы ставить на человеке крест только из-за отсутствия золотого ядра как такового. Так думал сам молодой господин Цзян и в этой своей убеждённости так отчаянно занимался саморазрушением, что смотреть на это было попросту больно.

- А пока, лучше выпейте это... - Вэнь Цин поднялась с постели, подошла к столу и налив в чашку воды из небольшого кувшина на подносе, капнула туда же пару капель содержимого склянки. предусмотрительно принесённой с собою всё на том же подносе.

- Вот. И прекратите упрямиться. Я не враг Вам. Во всяком случае, не сейчас, - Вэнь Цин таки вспомнила о субординации, но нотки недовольства в голосе так никуда и не делись. Ей, разумеется, стоило бы понять, что враждебность и некоторая агрессия со стороны молодого господина вполне оправдана, вот только, и ему давно следовало усвоить, что Вэнь Цин совершенно точно не желает зла.

Отредактировано Wen Qing (2020-02-17 23:54:16)

+3

5

Перед глазами еще не уходили мертвые лица родителей и разгромленный Пристань Лотоса. Множество обломков разрушенного дома заставляло кричать, а тела родителей плакать от отчаяния. Вместе с их смертью умер и он сам, оставив часть себя где-то в прошлом. Цзян Чэн был уверен, что уже ничто не будет, как прежде. Не будет наставлений матушки, не будет легкомысленного поведения отца. Теперь никто не скажет, что он хуже Вэя, во всяком случае, не будет чувствовать перед бывшей главой клана Цзян себя таковым. С их смертью всё изменится и на него возлагается куда больше ответственности, чем он думал раньше. При живом отце Цзян Чэн не задумывался быть главой ордена. Он почти был уверен, что эту должность заслуживал Вэй Ин, уж тот уверенно поведет за собой целый клан и научит их как правильно пить. Цзян Чэн видел, как собственный отец часто возлагал надежды больше на него, отчего порой матушка любезно напоминала тому кто его единственный и настоящий сын. Отчего порой Цзян Чэну становилось не по себе. И что теперь? Без дома, без силы он словно никому не нужный брошенной мальчик. Удивляет еще то, как Яньли и Вэй Усянь по-прежнему рядом с ним. А ведь он мог их спасти. Мог защитить родители от неминуемой гибели. Надо было всего-лишь поменяться местами, а лучше бы Цзыдянь связала их. Тогда было бы намного проще, чем теперь. Жгучая внутренняя боль давила со всех сторон. Она мучила, пытала со страшной силой. Голова готова расколоться словно находится под постоянной взрывной волной. Самое худшее позади, казалось бы, но так ли это? Он остался жив, за что сильно мучился, ибо не сможет  отомстить. Куда они втроём пойдут после всего случившегося? Что они смогут сделать в данной ситуации? Цзян Чэн давно крутил в голове эти мысли и придя к тому, что выбора у них никакого нет, корил себя за свою беспомощность. Без Золотого ядра он бесполезен. Бесполезен даже для банального фехтования, который вряд ли ему поможет в дальнейшем бою. Он словно пустая оболочка, обычный сосуд для одной простой безмятежной души. От этой мысли ему стало совсем не по себе. Юноша испытывал сильный гнев при одном только напоминании Цишань Вэнь, а рядом с ним как раз сидела его представительница. Нет, Дева Вэнь уж точно не виновна в уничтожении Пристани Лотоса, но вызывала странные ассоциации с ним, стоило хоть раз посмотреть ей в глаза. Отвернув от девушки свой взгляд и обреченно уставившись в потолок, Цзян Чэн думал. Впрочем, думал он и до этого, однако сейчас все его мысли были обращены именно к местной целительнице и стоит ли ей доверять так же, как доверял когда-то. Не то, чтобы они хорошо ладили в прошлом, но, чем-то она смогла его заинтересовать как личность. Интересует по сей день. Её ответы заставляют задуматься, а местами унять копившийся внутри гнев. Вот только, как жаль, что они встретились при таких обреченных обстоятельствах. Меньше всего ему хотелось показывать свою слабость именно перед Девой Вэнь.
- Потому что ты одна из них, - сквозь зубы, практически нехотя, произносит Цзян Чэн и тяжело вздыхает. Навязчивый разговор оказался намного тяжелым, чем он себе представлял. На самом деле, не будь он так сильно зол, Чэн бы давно начал данный разговор. Его мучили тяжелые мысли терзаемые душу, которые он бы никогда не задал не при каких условий. А раз он стал тем ещё ничтожество, почему бы не воспользоваться моментом?  Однако данный ответ поразил юношу и заставил в очередной раз восхититься целительницей. Где-то глубоко в душе у него загорелся слабый свет надежды.- Почему данная мысль тебя будет так сильно волновать? Какое тебе до нас дело?
Цзян Чэн всё еще пребывал в скверном расположении духа, готовый почти сорваться на крик. Но его позабавило то, как ловко она вычеркнула все прежние границы и сразу перешла на "ты" чего раньше себе не позволяла. Чего раньше не позволял себе он сам. При общении с этой девушкой юноша чувствовал себя больше неуверенным идиотом. При любых других обстоятельствах ему было бы комфортно, но рядом с Цин он еле контролировал себя. Возможно, всему виной странные чувства испытываемые к ней, в которых он еще сам не разобрался. А, возможно, просто восхищение и уважение, которое он чувствовал с момента их знакомтва. И если бы не вражда кланов, их отношения могли бы пойти намного иначе. Так, как ему хотелось бы на самом деле.
Ощутив на себе её легкое прикосновение, Цзян Чэн сперва попятился, но потом спокойно, почти что с наслаждением ощущал на себе слабое прикосновение девушки. От неё веело человеческим теплом, в то время, как он ощущал себя ходящим мертвецом. Ну и пусть! Пускай станет призраком! Зато хоть так сможет отомстить проклятым бешеным псам хотя бы после смерти.
Не будь сейчас Цзян Чэн слишком болен, то неприменимо воспринял прикасания Вэнь Цин, как за попытку его соблазнить. Чертова болезнь мешало нормально сосредоточиться и трезво думать. Когда Цин отошла, ему стало намного легче дышать. При ней он странно сковывал себя, будто она отнимала жизненную силу. Когда девушка пришла с кувшином воды, Цзян Чэн невольно подтянулся к ней и якобы случайно коснулся руки, накрыв её своей ладонью, задержавшись на несколько минут дольше и только потом взял предложенный ею кувшин с водой, после чего полностью опустошив. Временный порыв эмоций и своеобразной наглости заставил его поступить неподобающе, но ему было трудно себя сдерживать. Цзян Чэн был благодарен ей за заботу, хотя она и не обязана, уж точно не обязана после всего, что он ей недавно наговорил.
- Ну почему? - всё еще не понимая, Цзян Чэн вернул кувшин обратно на поднос девушки, - почему ты продолжаешь нам помогать? Так сильно заботит наше здоровье? Жаль не все твои родственники такие. Нас будто выбросили на помойку, перед этим смешав с дерьмом. Лучше бы я умер, чем терпеть это унижение. Однажды я отомщу им. Даже мертвым! ВСЕМ!

Отредактировано Jiang Cheng (2020-02-18 22:15:59)

+3

6

Ответ был более, чем ясен и, кроме того, вполне ожидаем, но девушку всё равно задел отчего-то.

Одна из них.

Почти клеймо, благодаря которому никто никогда не станет воспринимать ни деяния её, ни саму Вэнь Цин как что-то отдельное и самобытное. Она навсегда останется частью клана Вэнь, позволившего себе сотворить нечто столь ужасное, что запросто заслужило всеобщую ненависть. Впрочем, если другие могли говорить это с неприкрытой злостью, молодой господин Цзян был скорее раздосадован сим фактом, нежели разозлён. Хотя, от него она ожидала агрессии в первую очередь. Ведь, это его родные и его орден были безжалостно уничтожены теми, кого и роднёй теперь называть деве Вэнь совсем не хочется.

- Справедливо, - она соглашается оттого лишь, что не видит смысла спорить. В конце концов то, что она носит фамилию Вэнь - неоспоримый факт. Как и то, что к ордену злосчастному всё ещё принадлежит, да нехотя подчиняется приказам всё более претящим и здравому смыслу и личным убеждениям Вэнь Цин. Впрочем, это не так уж важно. Пока она может таким способом защищать свою семью, дева Вэнь стискивая зубы от отвращения и нежелания потворствовать тиранам, будет продолжать действовать. Тем не менее, пределы и условности есть даже у неё. Первое и самое главное - она лекарь, из чего вытекает один простой факт: Вэнь Цин спасает жизни, а не калечит их. Это своего рода табу, которое, к счастью, никто не рискует принудить Вэнь Цин нарушить. Очевидно, лишь потому, что таланты её полезными считают. Однако, узнай кто-то, что она укрывает у себя беглецов из Юнь Мэн, глядеть на заслуги и таланты никто не станет. Потому их нахождение под крышей её дома в И Лин всё ещё является серьёзной проблемой отчего даже Цзян Вань Инь в который раз задаётся вполне логичным вопросом, для чего же, собственно, она вообще делает это.

Вопрос в первый раз она, однако, игнорирует, отмечая про себя, что уже дала на него более, чем полный ответ и не понимая, что же ещё, в конечном счёте, желает услышать от неё юноша. Зато отмечает девушка другой факт, что отчасти забавит её, но отчасти и в неудобное положение ставит, позволяя, впрочем, понять отчего же молодой господин с нею так осторожничает. Взгляд его меняется на короткое мгновение, когда чужая ладонь в осторожном жесте как бы невзначай накрывает её собственную. Становится он знакомо благоговейным и почти по-щенячьи преданным. Примерно так он и глядел на неё раньше, до того, как её орден уничтожил его дом.

На жест Вэнь Цин никак не отреагировала, не отозвалась взаимностью, но и не выразила укора, лишь выдохнула украдкой порывисто и шумно, но позволила. Что делать с влюблённым мальчишкой она и ранее едва ли представляла. Как поступить с всё тем же мальчишкой, но теперь уже мечущимся от ассоциативной ненависти к слепому восхищению, не знает и подавно. Не до этого ей совсем сейчас. Не время и не место сейчас в делах сердечных разбираться. И, тем не менее, во второй раз проигнорировать у неё уже не получается.

- Было бы проще ненавидеть меня, если бы я выставила вас за порог? - Смело предположила Вэнь Цин, да негромко не без иронии в тихом голосе горько усмехнулась. И невооружённым глазом ведь видно, как старается Цзян Вань Инь относиться к её персоне соответственно - как к врагу, но сейчас, когда все немного остыли и успокоились, удаётся это не без труда не по причине того ли, что целительница вполне искренне помочь пытается, да ночей из-за гостей своих незваных не спит. 

- Так, я не против. Можете ненавидеть меня сколько душе угодно хотя бы за то, что я одна из них. В благодарностях я не нуждаюсь. Да и к чему они? Кого действительно стоит благодарить, так это брата. Это А-Нин притащил вас сюда. Рискуя, к слову, весьма серьёзно, - в наполненном холодной сталью нежном девичьем голосе скользнули нотки упрёка. Дева Вэнь заметно напряглась, вспоминая о брате. Угроза, к счастью, уже не такая серьёзная, но будь Вэнь Чжао не таким... в общем, чуть смышлёней, кто знает, чем обернулся бы благородный порыв А-Нина помочь другим.

Но вскоре Вэнь Цин успокоилась. Отходчивость всегда была ей присуща, иначе тяжело было бы на избранном ею поприще целительницы, не умей она вовремя в руки себя взять, да сосредоточиться. Впрочем, если она таки с эмоциями справилась, то Цзян Вань Инь, кажется, напротив, поддался их влиянию, уж слишком эмоционально о своей жажде мести принявшись рассказывать. Но радовало, хотя бы, уже то, что молодой господин прекратил убиваться, да всякий раз о бессмысленности своего существования вспоминать. Хотя, по его поведению всё ещё прекрасно читалось то, что тема эта по-прежнему юношу серьёзно беспокоит. Уж тут Вэй У Сянь попал в точку. Без ядра его брат непременно пропадёт со своим заветным желанием отплатить виновникам трагедии на Пристани Лотоса по заслугам.

- Обязательно, - тихо и почти снисходительно выдохнула Вэнь Цин, - но у вас не выйдет ничего, если не позволите мне взглянуть, как заживают раны. Продолжите упираться и, чего доброго, закончите мучаясь от гангрены.

Вэнь Цин невольно кажется, что она уговаривает маленького ребёнка. Она ведь даже с братом младшим себя так не вела никогда, но мысленно дева Вэнь уже отыскала себе удобное оправдание банальное до ужаса - необходимость быть осторожной с тем, кто понёс серьёзную потерю. Состояние молодого господина и без того крайне нестабильно, не к чему ситуацию усугублять. Особенно, если ему предстоит пережить совсем скоро непростую операцию, к которой мысленно Вэнь Цин возвращалась не раз за всё время нахождения здесь, в его компании. Всё больше при этом убеждаясь в том, что Вэй У Сянь на счёт своего брата был прав настолько же, насколько по-глупому самоотвержен. Не уверена лишь до сих пор в одном - оправдан ли риск.

Отредактировано Wen Qing (2020-02-21 01:10:49)

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC